Home / Разное / Эксперт рассказал о проблемах Запада с введением потолка цен на нефть из РФ

Эксперт рассказал о проблемах Запада с введением потолка цен на нефть из РФ

Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов в разговоре с "Рамблером" рассказал о проблемах Запада с введением потолка цен на российскую нефть, а также прокомментировал данные Bloomberg, согласно которым уровень потолка цен может составить 65–70 долларов за баррель.

Речь идет о системе предельных цен на российскую нефть, о которой как о факте объективной действительности начали говорить еще летом после заседания «Большой семерки». Но Европейский союз и США не будут покупать российскую нефть по предельным ценам. С 5 декабря, когда система должна заработать, ЕС вводит эмбарго на нефть из РФ. За рядом исключений. Исключениями являются Венгрия, Словакия и Чехия на условно-бессрочной основе, а также Хорватия и Болгария на срочной основе, то есть у них определены даты, до которых они имеют право покупать российскую нефть и нефтепродукты, и после которых они это право утрачивают.

Эта система предельных цен в своей основе имеет шестой пакет антироссийских санкций, принятый ЕС в конце мая и ратифицированный в начале июня. Из этого пакета взяты все исключения, все временные рамки, которые указываются в системе предельных цен на российскую нефть. Сама система подразумевает, что в рамках эмбарго, уже принятых США, и эмбарго, которые вступят в силу в декабре в ЕС и Великобритании, обозначается не только запрет на импорт нефти, но и запрет на осуществление морских перевозок российской нефти в третьи страны для американских и европейских компаний. И было бы странно, если бы наши западные партнеры запретили бы импортировать российскую нефть, а их компании спокойно перевозили бы нефть другим покупателям. Смысла в таком эмбарго не было бы никакого. Поэтому такой запрет они и ввели.Александр ФроловАлександр ФроловЗаместитель генерального директора Института национальной энергетики

По словам специалиста, этот запрет вводился на фоне предположений, что российская нефтедобыча будет падать и в 2022 году "обвалится" на 30%, а выпавшие объмы будут замещать поставками с Ближнего Востока.

"Но после того, как все эмбарго и запреты на транспортировку были приняты, неожиданно выяснилось, что добыча в России прекратила падать и начала восстанавливаться, а ближневосточные страны не будут замещать российские поставки. Получилось, что вроде как введен запрет, но в рамках этого запрета европейские компании просто утратят свою долю рынка. Если бы поставки с Ближнего Востока осуществлялись так, как предполагалось, то объемы заказов с их стороны в адрес европейских компаний, которые доминируют на мировом рынке морских перевозок, просто вырос бы — и все, и доля рынка сохранилась бы.

Сейчас же российские объемы перестраиваются на других поставщиков услуг по транспортировке. Значит, европейские компании утрачивают долю рынка", — сказал Фролов.

Если после введения эмбарго добыча в России все-таки сократится, то в условиях отсутствия избытка предложения и неготовности стран Ближнего Востока быстро наращивать производство для замещения российских поставок это может вызвать дефицит и рост цен на нефть, отметил аналитик.

"Ни потеря доли рынка европейскими и американскими компаниями, ни рост цен Запад не устраивает. Но отменять санкции и эмбарго, вводить послабления им нельзя, значит, нужно придумать какую-то систему, в рамках которой послабления введут, но сделают вид, что их нет. Этим и стала система предельных цен.

В рамках этой системы первоначально предлагалось предложить России цены в пределах 40-60 долларов за баррель. И предполагалось, что Москва согласится, потому что у нас добыча все-таки упала по сравнению с тем уровнем квот, которые нам разрешен в рамках сделки ОПЕК+. Но если на конец лета — начало осени эти квоты были более чем на 1 млн баррелей выше реального уровня добычи, то после их корректировки два месяца назад, когда квоты для РФ сократились на полмиллиона баррелей в сутки, эта разница стала не столь большой. Теперь она составляет порядка 500-600 тыс. баррелей в сутки", — заявил эксперт.

Он добавил, что идеей Запада при введении предельных цен было ограничение поступлений в российский бюджет от продажи нефти и нефтепродуктов.

"Но в реальности те ценовые уровни, о которых публично высказывались западные политики, позволяют при падении доходов с каждого отдельного барреля увеличить доходы Российской Федерации в целом и каждой нефтяной компании в частности от увеличения объемов поставок на экспорт.

Если бы Россия присоединилась к системе предельных цен, когда обсуждались рамки в 40-60 долларов за баррель, то она смогла бы увеличить поставки на внешние рынки более чем на 1 млн баррелей в сутки. И, потеряв на каждом барреле, российские компании выиграли бы в валовом выражении. Больше продаете — больше получаете денег", — подчеркнул Фролов.

В случае присоединения России к системе предельных цен запрет на транспортировку ее нефти западными компаниями перестает действовать, отметил эксперт.

"Если нефть продана по цене равной или ниже предельного уровня, то западные компании имеют право ее перевозить. Значит, объемы нашей нефти будут вновь в полной мере присутствовать на мировом рынке. Потому что именно сдерживание со стороны морских перевозок в основном и привело к падению производства в России", — сказал он.

По словам специалиста, сейчас в качестве предельной цены для российской нефти обсуждается уровень в 65–70 долларов за баррель в связи с тем, что сократились квоты.

"Если раньше наша страна, согласившись на систему предельных цен, получила бы возможность увеличить поставки более чем на 1 млн баррелей, то сейчас она получит возможность увеличить поставки на 600 тыс. баррелей. А это уже не те прибыли, на которые мы рассчитываем. Поэтому и стали обсуждать более высокий потолок цен. Главная задача — чтобы мы согласились на это, чтобы мы "повелись". Поэтому и обсуждаются такие уровни", — отметил Фролов.

На Западе полагают, что потолок цен в районе 70 долларов за баррель в России могут воспринять как "очень выгодный с чисто бухгалтерской точки зрения", заявил эксперт.

"Мол, вам не нужно будет тратиться на выстраивание собственной экосистемы морских перевозок, вы увеличиваете свое присутствие на мировом рынке — ваш доход и прибыль растут. А если вы не присоединяетесь, то добыча в 2023 году, скорее всего, сократится, пусть на 3-7%, но сократится, плюс придется тратить деньги на покупку судов, на организацию страхового бизнеса, на создание эффективных брокерских услуг и прочее, что касается морских перевозок. Мол, зачем вам это, если на западе есть хорошие ребята, они готовы предоставить вам услуги, вы просто согласитесь [на потолок цен]", — сказал он.

Если российское руководство продолжит придерживаться принципа "есть предельные цены — нет нефти", то эта система работать не будет, подчеркнул собеседник "Рамблера".

"И, более того, если мы к ней не присоединимся, а кто-то из значимых игроков попробует поиграть в эту историю, то на рынке возникнет не просто небольшой дефицит, а крупный. Потому что в зависимости от размера этого игрока мы можем сократить добычу. Можем на 1 млн баррелей в сутки, а можем и на 2 млн баррелей. Не хотелось бы этого делать, ведь это ударит и по нам тоже. Но зато это создаст условия, при которых цены в мировом масштабе вырастут, возможно даже кратно относительно тех уровней, которые мы наблюдаем сейчас", — заключил аналитик.

Ранее агентство Bloomberg со ссылкой на источники сообщило, что Евросоюз в координации с G7 рассматривает возможность введения потолка цен на российскую нефть на уровне 65-70 долларов за баррель. Как отмечает агентство, этот уровень сильно превышает размер затрат России на добычу и ту цену, которую предлагали некоторые страны. Такой уровень соответствует среднему историческому показателю цены за баррель, указывает Bloomberg.